Category: космос

Category was added automatically. Read all entries about "космос".

доверие

Правила жизни Даниила Гранина

Даниил Гранин

Писатель, 89 лет, Санкт-Петербург
Image Hosted by ImageShack.us

Мне 87 лет, и я вдруг только сейчас понял жизнь моей мамы и моего папы. У мамы с папой была большая разница в возрасте — 25 лет. А мама была веселая, молодая и по характеру — она хорошо пела, танцевала. Отца в 1930-х выслали в Сибирь, под Невянск. Он был лесничим. А мы с мамой остались. И вот только сейчас я начал понимать их отношения.

Жизнь в России — всегда чудо. Плохое чудо или хорошее, но обязательно чудо. Предсказать, что здесь случится, пусть даже в следующем году, абсолютно невозможно.

Русский стол — это почти смертельно. Это кошмар — эти пироги, винегреты, эти рыба и мясо. И так во всем: мы ни в чем не знаем меры. Я учил свою дочь древнегреческому правилу: во всем должна быть мера. Искусство и культура — это всегда соблюдение меры.

Мы сейчас все хотим, чтобы у каждого была отдельная квартира. А что дальше? Мелковато для человека.

Я заменял командира части, которая стояла в Камероновой галерее, в Царском Селе. Когда немцы были уже в парке, ко мне пришел смотритель дворца и закричал: «Безобразие! Что делают ваши бойцы?! Смотрите, они таскают ящики со снарядами по паркету!» Я ему кричу: «О чем вы говорите, когда немцы уже в парке!» Знаете, что он мне сказал? Он сказал: «Немцы — культурные люди, они себе этого не позволят». Ребята, которые рядом стояли, они его просто расстрелять хотели за это. Но я-то понимал, что с ним творится.

Те, кто много читает, отвыкают самостоятельно мыслить.

Кроме жизни, которой мы живем, у нас у всех есть упущенная жизнь. История моей упу-щенной жизни: я не ценил и не понимал людей, с которыми был знаком. Я очень любил Константина Паустовского, мы с ним общались, но я совершенно не пользовался этим. У меня были добрые отношения с Луи Арагоном. Сейчас я бы его расспросил про его отношения с Матиссом, про то, как он принимал свою коммунистическую ложь. Но я же ничего не спрашивал. Я всегда думал: да ладно, встретимся — еще поговорим.

От женщин одно лекарство — женщина.

Качество жизни измеряется количеством счастья. Или покоя. В Швеции и в Швейцарии люди не лезут на Марс. И живут там, живут благополучно и счастливо.

Я больше не болею космосом. Зачем мне нужен Марс, когда я иду выносить мусор и вижу людей, которые роются в контейнерах? Мои восторги немедленно исчезают. Почему я должен восторгаться тем, что на Марсе есть жизнь, когда у нас жизни нет для людей?

Чем лучше у человека становятся условия для работы, тем хуже он начинает работать.

Все, что я читаю сегодня, — это и есть современная литература. Я же это сегодня читаю. Например, Сэлинджер, которого я недавно перечел, — это современная литература.

Могу себе представить серьезный роман о современных русских менеджерах. Написал же Теодор Драйзер о менеджерах.

Мое правило: сегодняшний день — мой самый счастливый день в жизни. Потому что большую часть жизни мы живем или вспоминая хорошее, или надеясь на хорошее.

Я редко вижу женщин в платьях. Платье — это очень красиво.

Как бы ни был счастлив человек — оглядываясь назад, он вздыхает.

via Esquire

Vorsin


Я как пытливый ум, и я как дамский угодник,

осматриваем горизонты красноморья рыбьими взглядами,

по-рыбьи молча. (Момент, в который я был арабским чудом)




Collapse )
доверие

Правила жизни Сергея Крикалева

Сергей Крикалев

Космонавт, провел в космосе 803 дня, 50 лет, Москва

Сергей КрикалевБольше всего я люблю мороженое. И варенье.

Со школой у меня одна ассоциация: тяжелые физические нагрузки. Я плаванием тогда занимался. В Сухуми на сборах мы так уставали, что ходили после тренировок как роботы. Один раз к нам ночью девчонки пришли в простынях — пугать. Девчонки привидений изображают, а мы с моим товарищем Колей смогли только один глаз открыть, ругнуться и опять заснуть. Помню, все время голодный я был. Меня спрашивают: есть хочешь? А я даже не понимаю: как это так — не хотеть есть.

В детстве у меня часто так было: начинаешь засыпать и просыпаешься от того, что будто падаешь. Три-четыре секунды это длилось. Теперь, когда я на корабле, все время это ощущение. Будто это такой прыжок с парашютом, который длится сто, двести, триста дней.

В Штаты езжу, как трамвай по рельсам, по маршруту Москва-Хьюстон. Это по работе. А чтоб поехать заграницу просто так, посмотреть на что-то — такого еще ни разу в жизни не было.

Прихожу в НАСА — всех там знаю. Народ, который со мной туда в командировку приезжает, удивляется. Иду по собственной фирме — иногда вообще не узнают.

Если бы в моем детстве кто-то из моих родственников был космонавтом, я бы думал: ого! Моя дочь — она в школе учится — относится к этому как к само собой разумеющемуся.

Люблю в лес с друзьями на велосипеде поехать, покупаться. Друзья у меня — один программистом работает, другой в частной фирме снабженцем. Одноклассник один работает на таможне, другой — шофером. Прилетаю — отчитываюсь, и сразу к ним бегу.

Я человек неверующий в обычном смысле. В церковь не хожу, не молюсь.

Едешь иногда в метро, человек тебя узнает, скажет «здрасьте». Спросит, каково это: из одного иллюминатора видеть Аральское море, а из другого Черное? В принципе ожидаемые вопросы, но мне интересно рассказывать, потому что переживаешь все это снова.

Про перегрузки мне на одном медосмотре старшие товарищи объяснили. Ложишься, говорят, на плоскую поверхность, потом один человек встает тебе на грудь, другой встает тебе ногами на живот. Я попробовал. Потом, действительно, оказалось похоже.

Меня, наверное, меньше, чем кого-либо, раздражают автомобильные пробки в Москве, потому что моя работа приучила меня терпеть. Я автомобилист, на «Ниве» езжу.

В Китае все болеют космосом, потому что им болеет государство. Наше же государство обозначило такие приоритеты, что теперь дети хотят быть менеджерами и рекламщиками.

В 1991 и 1992 годах я проработал в космосе две смены, 300 дней. Была какая-то ошибка в программе. Улетел из одной страны, а вернулся в другую: внизу, пока мы летали, был путч, референдум, распад Союза. Меня тогда называли «последний гражданин СССР».

Я даже не помню, когда последний раз в кино был.

Мы падаем в Казахстане в тех местах, где жителей нету. Если при приземлении на чей-то огород упасть, то можно в этом огороде приличную яму вырыть.

Скучаю в космосе по домашней еде. Скучаю по лету, по такому хорошему солнышку, которое не печет. В этот раз не повезло: улетал после длинной зимы, только-только снег начал таять. Прилетел — опять темно, опять снег.


via Esquire
доверие

(no subject)

Розы в шелковом бутоне:
В шелк лазоревый раскрыт
Строй кабин на желтом лоне-
Раковины афродит.

Кто,не ведающий зною,
Золотой не выпьет грог,
Если рыжею слюною
Брызжет танговый бульдог?

Кляксу,ставшею кометой,-
Песья пляска!теннис клякс!,-
Ловит канотье-ракетой
Ландышевый англосакс.

Кипень пены,стручья лодок,
Змеи солнечных рапир-
И наводит в воду кодак
Оплывающий сатир.

Только ты с улыбкой детской,
Став на знойную корму,
Ищешь веер Сестрорецка
В светло-бронзовом дыму.

Бенедикт Лившиц
"Куокалла"
1914г


 (600x544, 132Kb)

(с) Joseph Kleitsch
доверие

Фотографии солнечного затмения 1 августа 2008 года

1 августа многие жители нашей планеты были свидетелями солнечного затмения.
Полоса полного затмения, ширина которой составляла от 100 до 270 километров, прошла от берегов Канады через Гренландию и Северный Ледовитый океан, российскую Западную Сибирь, в Китае в 15.21 по московскому времени лунная тень покинула Землю и полное затмение завершилось.


Солнечное затмение в китайской провинции Ганьсу.

солнечное затмение

Collapse )